2748bec9c3c20b32f620750045c49d21

Создатели комплекса «Вятское» восстановили семейную усыпальницу Некрасовых в Аббакумцево

Фото: www.yarnews.net

Сегодня в полдень в Центральном Доме журналиста началась пресс-конференция с весьма эпическим, на мой взгляд, названием: «Памятник культуры, который мы чуть не потеряли, или «Что сказал бы Некрасов?».

В ней приняли участие Олег Жаров, основатель историко-культурного комплекса «Вятское», Вадим Якунин, председатель Попечительского совета Благотворительного фонда имени святителя Григория Богослова, Денис Полещук, директор Ярославской художественной мастерской «Реставратор» и Нина Мальцева, заместитель генерального директора ИКК «Вятское».

Часовня-усыпальница рода Некрасовых, в которой захоронены останки отца поэта и семьи его брата, будет торжественно открыта в селе Аббакумцево Ярославской области 10 декабря, в день рождения Николая Алексеевича Некрасова, в рамках реализации Президентского гранта «Перспектива» и подготовки к празднованию 200-летию поэта, которое пройдет в 2021 году.

Но всем этим датам, а также сегодняшней пресс-конференции предшествовала череда событий, которые Олег Алексеевич Жаров иначе как самыми трагикомическими в своей биографии предпринимателя и мецената не называет.

«На часовню эту в наших краях я набрел случайно, — вспоминает он. – Увиденное ужаснуло: здание полуразвалившееся, двери настежь, фундамент обрушен, росписи на стенах уничтожены самым варварским образом. Да еще и болото вокруг. Узнал от местных жителей, что в советские времена сам склеп неоднократно вскрывался – видимо, в нем искали ценности».

Неплохо сохранилась лишь расположенная отдельно, неподалеку, могила матери поэта, она умерла задолго до строительства Часовни. Стены Усыпальницы, в основном, уцелели, но настенные россыпи были рассечены пулями, со сводов сорваны позолоченные звезды, а под ногами – провал, заполненный водой.

Что сказал бы поэт, увидев все это? Вопрос, конечно, риторический. К счастью, Николаю Алексеевичу, на чьи средства, собственно, и был создан фамильный склеп, дожить до лет большевистского позора России не довелось.

Жаров тогда, в 2012 году, инициировал то, до чего десятилетиями никому не было дела, — оформление на документации на, по сути, беспризорный объект: районные власти не без напряжения (ведь оформишь бумаги, узаконишь строение, а потом за все отвечай) пошли на это. Ну да, вроде как свои, местного происхождения предки – семья Некрасовых была прихожанами местной епархии.

Тогда же был объявлен, как водится, всероссийский аукцион, в ходе которого (как говорится, и смех, и грех) никто покупать некрасовскую усыпальницу не захотел. Никто, кроме самого Жарова. Что ж, России, как известно, инициатива всегда наказуема. Но у Жарова была иная установка: раз взялся, значит, дело надо довести до результата — реставрировать уникальный этот памятник культуры. Ну, а потом передать в общее пользование.

Оставался вопрос – кому? Государству. А если конкретнее? Району, муниципалитету? Да не до этого им. Областному департаменту культуры? Ярославщина такого рода объектами и без того не бедна. Церкви? Но это для нее всего лишь одна из множества часовень.

На самом деле, вопрос этот «Кому?» так до сих пор для Олега Алексеевича и остается открытым.

Но сначала надо было сделать дело: восстановить. И он, что называется, кинул клич.

«Впервые в жизни подал на Президентский грант – и, что удивительно, грант этот получил, — рассказывает он. – Деньги пошли на закрепление сохранившихся росписей и на организацию туров для детей «Некрасовская Русь»: в результате, дети из школ и детдомов смогли познакомиться с ходом реставрации. Также впервые обратился за помощью к друзьям-предпринимателям. И ведь поддержали!»

Поддержал и Благотворительный Фонд святителя Григория Богослова, который без проволочек просто взял и выделил необходимую сумму. «Полностью доверяю Олегу Алексеевичу, с которым вместе мы уже несколько культурно-исторических проектов продвигали», — так прокомментировал это Вадим Якунин. – А главное, он, Жаров, зажег свечу жизни в Вятском, уникальном селе, откуда вышло много российских знаменитостей, духовном центре – и старообрядцев, и новообрядцев».

Еще одним крупным инвестором проекта стал предприниматель из Санкт-Петербурга Владимир Андропов.

До 2021-го, юбилейного некрасовского года, времени вроде как еще достаточно, а потому созданная по этому поводу правительственная комиссия пока, по сути, к работе не приступала. Но иначе считают в Вятском.

«К подобным событиям надо готовиться заблаговременно», — уверен Жаров, и здесь уже отлит в бронзе памятник поэту работы известного скульптора Елены Пасхиной, и построено в Вятском здание Литературного музея, экспозиция которого сейчас формируется.

Казалось бы, причем тут Вятское? Родился Николай Некрасов в Украине. Да, в 5 лет был перевезен в Аббакумцево, которое и считал своей родиной. Бывал ли в самом Вятском? Доподлинно неизвестно. Но местные краеведы, и об этом рассказала Нина Мальцева, приводят множество его поэтических строк (в том числе и из знаменитой поэмы «Кому на Руси жить хорошо?»), являющихся прямым описанием здешних ландшафтов, улиц, промыслов.

Да и так ли важен ответ на вопрос «Бывал ли»? В русской культуре позапрошлого столетия (а усыпальницу строили в 60-х годах XIX века) бытовало такое восходящее к пушкинской поэзии выражение «Любовь к отеческим гробам» — его употребляли, как правило, не в буквальном значении, хотя в истории с Аббакумцевской Усыпальницей оно воспринималось бы еще и буквально: мы, люди, тем и отличаемся от иных земных поселенцев, что чтим память об ушедших, а уж особенно если эта память отмечена столь ярким следом в отечественной культуре.

Восстанавливать в этих местах надо еще многое. Например, школу, также созданную некрасовской семьей – она пока в аварийном состоянии, и водить туда детские экскурсии нельзя. Но такого рода работы и хлопотны, и затратны.

Реставратор Денис Полещук рассказал, как педантично, вникая во все детали, возрождая Часовню в Аббакумцево, исследовали грунт, укрепляли фундамент, выполняли дренаж, гидроизоляцию. Потом воссоздавали кровлю, крест, фасад (его кирпичную кладку). Этой весной приступили к реставрации интерьеров склепа, его штукатурной основы. А с сентября начали тонировку утраченных элементов монументальной живописи: две из композиций были разрушены полностью, и решено было выполнить их реконструкцию с подбором аналогов, которые сейчас анализируются.

Реставраторы намерены и в дальнейшем ежегодно мониторить состояние здания, охранять его от негативных внешних влияний. Это я все к вопросу о «любви к отеческим гробам». Ведь любить – это вовсе не значит использовать. Это означает заботиться, пестовать, опекать.

Так подходят, собственно, ко всем своим объектам в Вятском, о котором я неоднократно писал. Оно давно уже стало туристической мекккой: сюда ежегодно приезжает не меньше ста тысяч гостей (процентов на 40 – из Москвы, но немало и из регионов, а в последние годы зачастили иностранцы – из США, Франции, Швеции, Голландии, Латинской Америки).

Проводят тут, в частности, летний и зимний Некрасовские фестивали, переиздают книги поэта. Еще один замечательный проект: вот уже три года подряд тут снимают некрасовские видеосюжеты: одни и те же дети читают свои любимые стихи русского поэта, а в 2021 году все это можно будет услышать, что называется, в возрастной динамике.

В завершении пресс-конференции состоялось вручение памятного подарка – кубышки знаменитых вятских соленых огурцов – журналисту, который в сезоне 2016-2017 оперативно и интересно писал о проектах ИКК «Вятское». Им стал, по мнению Дирекции историко-культурного комплекса и Международного пресс-клуба ЦДЖ автор этих строк.

Источник

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *